Пресса о фонде

Российская газета, 01.04.2018

Вагончик тронется

В фонде «Екатерина» показали «Прибытие поезда»

С тех пор как Огюст и Луи Люмьеры сняли прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота, синематограф и паровоз надолго оказались в одной упряжке технического прогресса. Нынешняя выставка «Прибытие поезда», совместный проект ГЦСИ-РОСИЗО и фонда «Екатерина», предлагает посмотреть, как эта нечаянная встреча человека с киноаппаратом и поезда сказалась на судьбах визуального искусства ХХ века.

Собственно, куратор Виталий Пацюков фактически предлагает зрителю сесть в поезд, несущийся по истории искусства ХХ века. Между перегонами три станции - «Исторический поезд», «Миростроительное депо», «Место действия - поезд». Маршрут выстроен виртуозно. Пункт отправления - шоковая терапия фильмы (именно в женском роде!) братьев Люмьер, в финале которой первые зрители спасались бегством от надвигающейся на них с экрана морды паровоза-дракона. Пункт назначения - меланхоличная инсталляции Александра Бродского. Его аскетичная модель плацкартного вагона, с тюфячками на узких полках, нездешним светом из-за белых занавесок и недвижными стаканами в железных подстаканниках, обещает путешествие метафизического свойства, по ту сторону бытия. Между ними - бесконечность превращений вращающихся дисков «Anemic Cinema» Марселя Дюшана, фильмы Мельеса и Ман Рэя, «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова и легендарный «Кинопоезд» Александра Медведкина. Медведкин и его команда в 1920-х грубую беспощадность будней снимал не для профессоров из будущего, а для работяг из настоящего, чтобы их тяжкая жизнь стала чуть легче, светлее. Это его именем назовут свою киногруппу французские интеллектуалы во главе с Крисом Маркером - «Группа Медведкина» будет снимать рабочие районы и бастующие заводы Безансона и Сошо весной и летом 1968-го: кинокамера - тоже оружие пролетариата.

Впрочем, проект «Прибытие поезда» на социальную ангажированность революционного искусства меньше всего претендует. Дитя эпохи мультимедийных инсталляций, выставка скорее тяготеет к аттракциону, который не кино. Движущаяся картинка выводится из темного кинозала в «белый куб» - чтобы обеспечить дистанцию размышления. И наоборот, «белый куб» галерейного пространства превращается в «черный ящик»: зритель оказывается окружен фрагментами эпохальных фильмов, будто антикварной мебелью. Отчасти этот эффект перенасыщения визуальной среды объясним. Более ста работ режиссеров и художников ХХ века на этой выставке воспринимаются утонченной антологией произведений, рифмующих поэзию железной дороги с визуальными образами. Изменение восприятия «железной конницы» требует пространства для разворота.

Как кино соединяет эстетику шока и сновидения, так и рельсы протягивают нить от «Железной дороги» Некрасова до финала «Анны Карениной» Толстого, от «Кинопоезда» Александра Медведкина к «Красному вагону» Ильи Кабакова. Поезд, что несется через города и страны, становится символом глобального мира. Это сюжет покорения пространства и времени человеком. Но человек, который оказывается в этом поезде, обнаруживает себя в вагоне публичного одиночества, где неизбежны встречи и отчуждение, а поэзия и катастрофа - соседи по купе. Отсюда этот двойственный эффект разгона и торможения, триумфа и трагедии, пронизывающий произведения художников. И это касается едва ли не всех работ. Идет ли речь о крупном плане лица женщины, поющей «Интернационал» в электричке (видеоработа Глеба Косорукова), или о звуковой инсталляции в «тамбуре» лестничного прохода - там звучит голос Венечки Ерофеева, читающего «Москва - Петушки»... В тех, кого сегодня мы называем «маргиналами», русская литература еще век назад вглядывалась как в больших «маленьких людей». И эта традиция отечественного искусства остается живой. В «Поезде» Ольги Чернышевой из глубины кадра двигаются на нас утомленные коробейники электричек, а с фотореалистических полотен Семена Файбисовича настороженно смотрят их пассажиры.

“Куратор выставки Виталий Пацюков фактически предлагает зрителю сесть в поезд, несущийся по истории искусства ХХ века


Если работы Файбисовича или Косорукова вступают в диалог с традицией левого искусства, оппонируя плакатному пафосу соцреализма, то видео Ольги Чернышевой или Александры Митлянской, снимающей очередь к вагончику Сталина, в который все входят, но никто не выходит, сплавляют видеодокументацию с метафорой пути-дороги. Жанр наблюдения за историей в этой работе Александры Митлянской пленяет точностью и спокойствием подхода естествоиспытателя.

Одна из самых удачных частей проекта - «кабинет» Вадима Абдрашитова, режиссера фильмов «Остановился поезд», «Пьеса для пассажира»... Кабинет приоткрывает дверь в творческую мастерскую одного из самых мощных отечественных режиссеров. Творческий тандем Вадима Абдрашитова и Александра Миндадзе умел древний жанр путешествия превратить в метафору жизни, обжигающую дыханием судьбы и слома эпох. Может, с их «Пьесы для пассажира» и стоит начинать путешествие во времени в сторону вокзала Ла-Сьота?


Автор: Жанна Васильева. Михаил Синицын/РГ

Оригинал статьи: https://rg.ru/2018/04/01/proekt-pribytie-poezda-pokazhet-istoriiu-vizualnogo-iskusstva-xx-veka.html

 

Как мы работаем

Часы работы (во время проведения выставок):

с 11.00 до 20.00
Касса до 19.30

(выходной - понедельник).